Мы выпустили джинна из пробирки

На Всемирном зерновом форуме, который проходил в рамках последнего Санкт-Петербургского экономического форума, российские и зарубежные эксперты в один голос заявляли, что необходимо более широко использовать генно-модифицированные растения и продукты.

«Ввиду продовольственных проблем, которые стоят перед миром, неиспользование достижений науки — это непозволительная роскошь и в России, и в Евросоюзе». Это слова президента Немецкого сельскохозяйственного общества Карла Альбрехта Бартмера.

Вице-премьер правительства РФ Виктор Зубков был более осторожен: «Надо понять, насколько это эффективно, насколько может повредить здоровью населения. Я думаю, что при разумном подходе мы придем к этой проблематике. Здесь есть рациональное зерно».

А что думают по поводу распространения трансгенных растений и продуктов петербургские ученые? Об этом мы беседуем с заведующим кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета, директором центра «Клиническая микробиология» профессором Виктором Тецем.

Фото 1. Профессор Виктор Тец рассказывает об опасностях распространения трансгенных растений и продуктов.

 

 

Можно арбузы сделать квадратными

— Недавно в прессе прошло сообщение о том, что правительство Ленинградской области планирует посадить под Петербургом рощу генно-модифицированных деревьев. Они быстрее растут и менее подвержены влиянию неблагоприятных погодных условий, а их древесина более подходит для использования в бумагоделательном производстве…

— Можно говорить о наступлении эры генно-модифицированных растений. Они появились в результате того, что выдающиеся ученые, талантливые генетики из США благодаря достижениям современной молекулярной биологии научились манипулировать генами. Это само по себе очень увлекательное занятие, но ученые, естественно, хотят использовать эту возможность с пользой для людей. Намерения у них благие. Однако библейское изречение, как известно, гласит, что благими намерениями выстлана дорога в ад.

Существуют две основные точки приложения генной инженерии: первая — это лечение людей, ученые пытаются заменять плохие гены в организме человека хорошими. Но это — отдельная тема. Другое направление — улучшение свойств растений: их делают более устойчивыми к болезням, повышают урожайность, морозоустойчивость и т. д. То есть изменяют различные свойства растений, передавая им гены других растений, бактерий и животных. Сейчас наука достигла такого уровня, что стало возможным наделять растения практически любыми свойствами. Можно сделать арбузы квадратными или чтобы они, например, в темноте светились, и для этого внедрить в клетки растения гены, контролирующие образования соответствующих белков медузы.

 

 

Непредсказуемый ген

— Но в чем кроется опасность этих благих намерений?

— Чтобы объяснить, в чем опасность, коротко расскажу о главном механизме получения модифицированных растений. Берется ген из ДНК живого существа и вставляется в ДНК растений. Делается это с помощью третьей ДНК, которая получила название «вектор». Это такой паровозик, который тащит за собой нужный ген из одной клетки и встраивает его в хромосому другой клетки. Из чего делают вектор? Чаще всего для его изготовления используют кольцевую молекулу ДНК бактерий, которая называется Ti-плазмида. Эта ДНК находится в бактериях, живущих на корнях растений. Она обладает способностью переходить из бактерии в растения и вызывать у них рост опухолей. Из ДНК этой плазмиды предварительно вырезают гены, вызывающие рост опухолей, и вместо них вшивают гены, которые контролируют тот признак, который хотят передать растению. Таким образом, клетка растения получает ген с нужным признаком плюс к этому гены самого вектора. То есть трансгенные растения в каждой своей клетке содержат кусок Ti-плазмиды и новые гены. Как я уже говорил, Ti-плазмида очень подвижна, и невозможно спрогнозировать, как она себя поведет, куда будет двигаться. Потенциальная опасность этого вектора, который, еще раз напомню, принадлежит бактериям, заключается в способности передаваться и растениям, и другим неродственным бактериям. А мир бактерий пока мало изучен наукой.

Например, в организме человека содержится 4-5 килограммов сырой массы бактерий, без которых мы не можем жить даже в течение одной недели. Число бактерий в организме человека в 10 раз больше, чем количество собственных клеток. Называется все это — нормальная микрофлора, и она защищает человеческий организм и помогает ему жить начиная с первых минут появления на свет. Науке пока известны только 5% бактерий, обитающих в нашем организме. Остальные 95% мы не умеем выращивать и не знаем, как они формируются, живут, какие функции выполняют. Эти микробы можно увидеть в микроскоп, но этим наши знания пока и ограничиваются. То же самое относится к почве, где обитает огромное количество микробов. Один гектар плодородной почвы — это тонна сырой массы бактерий, о которых мы знаем очень мало.

Итак, мы создали генно-инженерный продукт, содержащий подвижный бактериальный вектор, а затем посеяли это растение. Подвижный вектор и прикрепленный к нему ген смогут покидать растение и переходить в бактерии почвы и микрофлоры животных и человека. От бактерий почвы вектор имеет возможность передаваться другим растениям, в том числе и диким. В результате процесс распространения гена, прикрепленного к вектору, очень быстро станет неуправляемым.

 

 

На земле не останется чистых территорий

— То есть, посадив генно-модифицированные растения, мы как бы заражаем почву и трансгенными становятся уже и дикие растения, которые растут поблизости, и те растения, которые будут посеяны на этих землях позже?

— Совершенно верно. Останки генно-модифицированных растений полностью убрать невозможно. А у них в каждой клетке сидит эта подвижная ДНК, она распространяется и передается другим растениям, которыми питаются звери и птицы. Из съеденных продуктов ДНК векторы могут передаваться микрофлоре животных. Кроме того, животные переносят частицы растений, семена все дальше и дальше. Наступит время, когда на Земле не останется чистых территорий. Всюду бактерии и растения будут «заражены» векторами и генами чужих организмов. При этом совершенно неизвестно, как гены, которые ученые считали хорошими для данного растения, будут влиять на другие живые существа. Никто этого не знает.

Очень важно понимать, что подвижный вектор может не только принести новый ген, но также обладает свойством включать и выключать собственные гены растений. Это непредсказуемый процесс. Мы фактически уже выпустили джинна из пробирки и не знаем теперь, как он себя поведет. И каждый раз, создавая трансгенный продукт, мы увеличиваем количество этих джиннов.

История биологии знает массу примеров необдуманных действий с желанием улучшить природу. В Англии сейчас, например, не знают, что делать с серыми белками. Их завезли из Канады, и они уже вытеснили местных рыжих белок, что привело к нарушению природного равновесия. Теперь там обсуждают, что делать, многие предлагают серых белок отстреливать. По сравнению с трансгенными продуктами канадские белки — это детская игра, как вы понимаете.

Часы уже тикают…

 

 

Реклама этих продуктов способствует приближению катастрофы

— Но люди уже едят генно-модифицированные растения и продукты с их добавлением, и пока вроде никто не умер…

— Генные продукты производятся в промышленных масштабах совсем недавно, лет двадцать, и в нашей пище они занимают незначительное место. Они пока не получили широкого распространения, но придут времена, когда эта бомба взорвется. Не думаю, что у людей в результате употребления таких продуктов появится шестой палец или лишний глаз. Эволюция многоклеточных происходит медленнее, чем одноклеточных, в том числе и бактерий, деление которых может происходить один раз в 10-30 минут. Скорее в почве и в микрофлоре человека появятся новые бактерии — мутанты, которые будут способны вызывать эпидемии намного страшнее свиного гриппа. Кстати, считаю, что ажиотаж вокруг этой болезни не оправдан. Это далеко не первая эпидемия, которая начиналась с вирусов гриппа свиней.

Но вернемся к нашей теме. Мы предполагаем, что появятся новые возбудители неизвестных болезней людей, животных и растений. Если посевы трансгенных растений будут расширяться, то это произойдет уже очень скоро.

— Можно ли остановить распространение генно-модифицированных растений или хотя бы взять под контроль этот процесс?

— К сожалению, думаю, что сегодня это уже очень трудно сделать. Дело в том, что генетики, как правило, не знают почвенной микробиологии или медицины и поэтому не задумываются о последствиях своих изысканий. Для работников сельского хозяйства выгодно получать высокие урожаи. Бизнес, который вкладывает деньги в производство продовольствия, имеет свои экономические интересы и лоббирует распространение генно-модифицированных продуктов на самом высоком уровне.

Именно этим, считаю, объясняется то, почему усиленно продвигается реклама о безопасности таких продуктов. Словом, каждый играет в свою игру. А доказать опасность генно-модифицированных продуктов очень сложно, это длительный процесс. Сегодня уже трудно контролировать распространение трансгенных растений в мире. В большинстве стран и в России пока мало лабораторий по выявлению таких продуктов. Среди известных генно-модифицированных продуктов сейчас на первом месте — соя, которую добавляют повсюду: в мясные и кондитерские изделия, в том числе в конфеты и шоколад. Есть генно-модифицированные помидоры, кукуруза… Пока все выглядит вполне безобидно, но я подозреваю, что совсем скоро наступит время, когда человечество заплатит за эти эксперименты своим здоровьем, а может быть, и жизнью.

Материал подготовила: Светлана Яковлева

Источник: Вечерний Петербург

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

 

Оставить свой комментарий

Подпишитесь на рассылку

* indicates required
Наверх